XCOM 2: Возрождение (перевод книги)

Ваше творчество, Let's play - Рассказы - Графика - Живопись - Моделизм и.т.д
Сообщение
Автор
Аватара пользователя

Автор темы
Ufoshnik
Сообщения: 429
Возраст: 20
Зарегистрирован: 08 апр 2015, 22:45
Репутация: 196
Имя: Мирослав
Откуда: из глубин космоса
Благодарил (а): 42 раза
Поблагодарили: 230 раз

XCOM 2: Возрождение (перевод книги)

#1 Сообщение Ufoshnik » 17 апр 2016, 17:01

В эту тему я буду выкладывать перевод книги Грега Киса, являющейся приквелом к игре XCOM 2. Перевод не мой, говорю сразу. Небольшое вступление:
"Прошли годы с тех пор, как правительства Земли безоговорочно капитулировали перед силами вторгшихся пришельцев, а XCOM - элитная военизированная организация, пытавшаяся защитить человечество - похоже, окончательно уничтожена. Возник новый мировой порядок под управлением инопланетных оккупантов, называемый правительством Адвента, людей заманивают в яркие сияющие Новые Города, разрекламированные зловещей инопланетной пропагандой. Но всё же, на задворках цивилизации силы сопротивления продолжают борьбу.

В это трудное время на сцену выходит Амар Тэн - член сопротивленческой ячейки, базирующейся возле Заливного Города, где он вместе с соратниками регулярно совершает налёты за ресурсами и сражается с патрулями Адвента. Но жизнь Амара совершает неожиданный поворот, когда его отряд получает сигнал бедствия от загадочного человека, утверждающего, что ему известно нечто такое, что может изменить весь ход войны.

Амару предстоят путешествие через половину земного шара, сражения с сектоидами, способными брать разум людей под контроль, чудовищными криссалидами, и бескрайними ордами солдат Адвента, не говоря о встрече с таинственной заразой, которую боятся даже пришельцы. Несмотря на огромные потери, силы сопротивления должны выступить за человечество и уничтожить врага прежде, чем их перебьют. Если не хуже."


Посвящается моему брату по оружию Чарльзу Лоутону Уильямсу.


ПРОЛОГ.


– Наши спутники падали с небес дождём, – сказал он Ивану. – По крайней мере, те немногие, что мы сумели запустить. Мы понятия не имели, с чем мы имеем дело.
– Но вы пытались, – ответил Иван. – Вы боролись.
Он хрипло и безрадостно усмехнулся:
– Да, мы боролись. И большинство из нас погибло.
Он сверлил Ивана взглядом над ящиком, служившим ему обеденным столом. Потрёпанный садовый стул и трёхногий табурет, на которых они с Иваном сидели, не считая рваного матраса, составляли всю мебель в его металлической, обшитой деревом лачуге.Иван казался очень молодым и полным энтузиазма. Настолько, что поначалу он волновался, что парень притворяется, что он очередной шпион, выслеживающий тех немногих, что остались от XCOM. Но что–то в нём заставляло ему верить. Кроме того, что ему было терять? Если Иван окажется не тем, за кого себя выдаёт, что ж, живым его не возьмут. И всё будет кончено.Он сделал ещё глоток того, что с большим допущением можно было назвать виски. Ему вспомнились времена, когда он смаковал хороший односолодовый «Хайленд» или «Американский ржаной». Тогда он мог провести полчаса, потягивая единственный бокал. Теперь ему приходилось довольствоваться любым пойлом, которое удавалось достать. Но сейчас его волновало лишь то,как крепка выпивка.
– Чего же ты хочешь от меня, сынок? – спросил он.
– Таких, как я, много, – ответил Иван. – Тех, кто желает драться с пришельцами, чтобы вернуть нам наш мир. Но нам нужны лидеры, мужчины и женщины, которые были там. Да,
пришельцы победили вас, но…
– Пришельцы нас не победили! – он вспылил, слегка удивляясь собственной неожиданной вспышке. Гнев по–прежнему не утих, даже после стольких лет и усиленного его подавления.
– Сэр?
Он сделал ещё глоток, большой.
– Так у вас есть люди, желающие сражаться? – сказал он. – Это замечательно. Но вам понадобится нечто большее. У нас было всё – международное финансирование, лучшие учёные и инженеры мира, профессиональные солдаты, воздушная поддержка, замечательные лидеры – всё. Мы сбили два корабля, ты знал об этом?
– Нет, сэр, – ответил Иван.
– Так вот, мы сбили. Мы добились успехов в понимании их технологий, разрабатывали инструменты для победы над ними. Наши потери были велики, да, но мы верили, что у нас есть шанс. Я верил.
– Тогда… что случилось? – спросил Иван.
– Коалиция отвернулась от нас, вот что. Сдала нас. Не уверен, какая страна была первой –они же не сказали нам об этом в лицо. Но, в конце концов, они нас отрезали. Пришельцы нанесли единый скоординированный удар по нашим штабам и важным комплексам. Кто–то сдал им наши координаты.
– Почему?
– Паника, – проворчал он, делая ещё один глоток. – Они испугались, что если мы продолжим сражение, пришельцы истребят нас всех.
- А вы думаете, они истребили бы? – спросил Иван.
Он фыркнул:
– Они могли бы сделать это сразу. Вместо этого они устраивали небольшие налёты, похищали людей, сеяли страх. Думаю, в итоге они получили то, на что рассчитывали. Послушную популяцию овечек.
– Я не овца, сэр, – сказал Иван. – Мои соратники – не овцы. Мой отец был рядовым XCOM. Он погиб, сражаясь с ними в Минске.
– Как его звали, твоего отца?
– Саша Фёдоров.
– Я помню его. Хороший был человек.
– Я его не знал, – ответил Иван. – Мама была беременна мной, когда он умер.
Иван поколебался мгновение, пытаясь сесть прямо:
– Сэр, вы поможете нам?
– Ты что, не слушал? У нас в распоряжении были все ресурсы Земли. И мы проиграли. А что есть у вас?
– Мужество, сэр. Решимость.
– Мужество. Решимость. Это и вот эта бутылка виски могут помочь тебе напиться достаточно, чтобы забыть обо всём. Девяносто процентов человеческой расы вполне довольны
всем происходящим. Даже более чем довольны, судя по тому, что я знаю. За кого же вы намерены драться?
– Похищения не прекратились, сэр, – сказал Иван. – Тысячи пропадают каждый год.
– Верно, – он криво усмехнулся. – И за большую часть… Вы ведь зовёте себя «Местными», верно? За большую их часть винят вас. И люди проглатывают это вместе с остальной пропагандой Адвента и той богомерзкой дрянью, которой они теперь кормят людей.
– СУТЬю, сэр.
– Да, СУТЬ. «Восстановленный протеин». Это должно навести на пару вопросов. Восстановленный из чего? Но не наводит. Люди это едят. И эти странные овощи… – он покачал
головой.
– Нас больше, чем вы думаете, – сказал Иван. – И ещё больше тех, кому просто нужно немного надежды. Вы можете дать им эту надежду, сэр.
– Нет, – ответил он. – Я не могу. Потому что её не осталось. Война закончилась двадцать лет назад. Всё больше людей каждый день переезжают в Новые Города, – он сделал ещё глоток. –Теперь, будь так добр, свали отсюда. Мне наскучил этот разговор.
–У меня ушло много времени на то, чтобы найти вас, сэр, – сказал Иван.
– Ага, что ж, спасибо за это, – ответил он. – Это значит, что пора опять переезжать. Уходи. И забудь об этом. Я не буду просить снова.
Иван неохотно встал, и вдруг напомнил ему своего отца, каким он был двадцать лет назад. На мгновение, что–то дёрнулось внутри него, и он вспомнил, что ощущал тогда, в то время.
Гордость. Цель.
Командир.
Воспоминания были нечёткими. И, глядя, как Иван растворяется в перуанском тропическом лесу, он начал делать всё большие глотки в надежде окончательно прогнать их.


Нужный человек не в том месте может перевернуть мир.

Аватара пользователя

Автор темы
Ufoshnik
Сообщения: 429
Возраст: 20
Зарегистрирован: 08 апр 2015, 22:45
Репутация: 196
Имя: Мирослав
Откуда: из глубин космоса
Благодарил (а): 42 раза
Поблагодарили: 230 раз

XCOM 2: Возрождение (перевод книги)

#2 Сообщение Ufoshnik » 18 апр 2016, 23:22

Часть I. Местные


«Уже сейчас я готов утверждать:
если бы пришельцы хотели просто
захватить Землю, мы не смогли бы им
помешать. Думаю, им нужно другое…»

– доктор Рэймонд Шень, главный инженер XCOM

Глава 1.

Амар инстинктивно отдёрнулся, когда ферромагнитная пуля превратила несколько кубических сантиметров бетонной стены в пар, а разлетевшиеся раскалённые осколки заставили его броню слегка задымиться в нескольких местах. Впрочем, теперь он имел представление о её позиции. По крайней мере, это выглядело как «она».
Его наушник издал щелчок.
– КП? – это была Томас, командир отделения.
– С разбитым сердцем, Шеф, – ответил Амар, вытирая пот, стекающий из–под нечёсаной тёмной шевелюры. – Я думал, она – моя единственная, но она оказалась такой же, как остальные – попыталась прибить меня на первом свидании. Около тридцати метров, Шеф, и, думаю, ещё одна направляется к вам.
– Как по мне, крайне уродливая дамочка, – раздался ещё один голос. Это была Райдер, расположившаяся левее. – Тебе будет без неё лучше. Сраные болтуны. Как они вообще забрались так далеко?
– Их как минимум шестеро, – сказала Томас. – Нужно зачистить этот фланг, пока они нас не окружили.
– Я прикрою, КП, – сказала Райдер. Игры кончились. – Поднимаюсь, – доложила она.
Штурмовая винтовка Райдер заговорила, и Амар выскользнул из–за стены, метнувшись по покрытому кудзу бетону в сторону большой кучи камней. Он был почти на месте, когда огонь Райдер прервался, и с другой стороны обломков поднялась бронированная голова. Он вскрикнул и нырнул, но Райдер вновь начала стрельбу. Присев, он услышал говорящий звук пули, ударившей в металл.
– Заглотила наживку, – сказала Райдер. – Не уверена, готова ли.
– Наживку? – возмущённо вскрикнул Амар. – Я был наживкой! Ты использовала меня!
– И ты был шикарной наживкой, – ответила она.
Где–то справа он услышал грохот дробовика Читто. Раз, ещё. Затем началась непрекращающаяся стрельба.
Амар сделал глубокий вдох, выдохнул и поднялся.
Болтунья ждала его. Он слышал вой магнитной винтовки, даже нажав на курок. В эту очень долгую секунду он видел глубокую царапину, оставшуюся от выстрела Райдер на чёрной насекомообразной маске. Он видел, как дуло магнитной винтовки берёт его в прицел, и дыры возникают на бронированной груди болтуньи там, куда его оружие посылает свои пули.
Затем он стоял и смотрел на мёртвую болтунью.
Конечно, они сами не звали себя «болтунами», и большинство людей их так не называло. Для большинства людей Земли они были полицией Адвента, миротворцами, защитниками. Предполагалось, что это гражданские добровольцы, но Амар не знал никого, кто пошёл служить. И никогда не встречал никого, кто бы знал того, кто пошёл служить. И они говорили между собой на странном языке – это был ни хинди, ни немецкий, ни малайский, ни, согласно Читто, чоктау, ни какой–либо другой земной язык. Именно поэтому Амар и его отряд называли их болтунами.
Пока Амар смотрел, магнитная винтовка взорвалась. Взрыв был небольшой – не представлял для него угрозы, но оружие теперь было бесполезно. Они всегда взрывались, что было очень плохо. Было бы здорово обзавестись парочкой проклятых штук. А лучше парой сотен. – КП? – спросила Райдер.
– Сделал её, – ответил он, чувствуя, как кровь бьётся в висках. Пальцы начали дрожать. Близко… – Ты неплохо засветила ей по кумполу, – добавил он. – Не смогла даже прицел навести.
– На здоровье, – ответила она. – Пошли на вечеринку. Он оглянулся и увидел, как она проскользнула вправо.
– Я только… – начала она и вдруг вскрикнула: – Чёрт!
– Райдер? Что такое?
Оглянувшись через плечо, он увидел, как Райдер поворачивается направо. Она открыла стрельбу, и в это время красная вспышка из магнитной винтовки ударила её в грудь. Она упала и закатилась за остатки стены, он услышал вырвавшееся со свистом дыхание по радио.
– Райдер! – всё казалось освещено странным золотым светом. Райдер не могла быть подстрелена. Она ни разу не была подстрелена. Даже ни царапины за все три года, что он знал её. Самая везучая в отряде.
– КП? – требовала Томас. – Что случилось?
Он увидел напавших на Райдер, их было двое, и они быстро приближались к её позиции.
Томас пропустила нескольких – не удивительно, у них была куча времени, чтобы добраться сюда, тем более кудзу и жимолость, выросшие повсюду создали такую чащу, что даже его родные джунгли казались не такими густыми.
Впереди было ещё несколько. Если он отвернётся, чтобы помочь Райдер… У него не было выбора.
– Отступаем, Шеф, – сказал он.
Он перебежал к позиции Райдер, стреляя на ходу в приближающихся солдат. Один выглядел так же, как та, которую он только что убил – закованный в чёрную броню с небольшим вкраплением красного на подбородке. Другой был крупнее, тяжелее – ходячий щит. Он распространял слабо светящееся энергетическое поле, из которого меньший боец предпочитал не выходить.
Амар выстрелил в щитовой барьер три или четыре раза без видимого эффекта. Магнитные пули просвистели мимо, в то время как он присел рядом с Райдер. Она тяжело дышала, а её глаза были широко распахнуты. Снаряд пробил её броню, но крови не было – жар прижёг рану, казавшуюся очень глубокой. Она всегда была бледной, но сейчас была вовсе белее мела, а её ярко рыжие волосы прилипли к вспотевшему лбу.
– Проклятье, – выдохнула она. – С утра это будет болеть.
– Лежи, – сказал он и выглянул из–за стены, но был встречен очередным выстрелом. Он сдвинулся и выстрелил снова, однако они продолжали приближаться. Нужно было хватать Райдер и уходить, искать более защищённую позицию…
Слишком поздно он понял, что Райдер сумела подняться на ноги и попыталась обойти щитоносца, чтобы подстрелить врага.
– Райдер! – закричал он.
– Я уже труп, КП, – крикнула в ответ она. Она сумела прицелиться, но была прошита снарядами раз, второй. Она и пехотинец упали почти одновременно.
– Получи, сукин сын, – сказала она. По крайней мере, ему так показалось. Было очень неразборчиво…
Нет, нет, нет! Она в порядке. ДиЛао её заштопает. Ему нужно лишь завалить этого громилу…
Амар опустошил магазин в щитоносца, отступая назад, глядя, как тот прицеливается и, понимая, что он следующий и что сделать с этим уже ничего не получится.
Внезапно щитоносец завалился назад. Амар увидел аккуратную дырку, появившуюся в его маске, прежде чем тот упал.
– Тоби? – выдохнул он.
– Да, – ответил снайпер. – Справа чисто. Впрочем, впереди ещё полно народу. Капитан от меня на час.
– Спасибо, – сказал он. – Райдер…
– Видел, – ответил тот. – Некогда.
Амар продрался туда, где упала Райдер.
Она была не в порядке, и ДиЛао не сможет её подштопать. Её глаза были безжизненны.
Комок подкатил к горлу. Райдер уже была в отряде, когда он пришёл два года назад. Она была саркастичной, смешной и компанейской, а иногда настоящей занозой в заднице. Она рассказывала дикие истории о своей юности в Утрехте, она не умела петь, но пела при каждой возможности. И она была неистово преданна друзьям.
А теперь это всё не про неё.
Подумай об этом потом. Или сдохни сейчас.
Он бегом вернулся на свою первоначальную передовую позицию.
– Читто, – он услышал голос Томас. – Ты теперь с КП.
Это было плохо. Читто была полным салагой. Это был её первый бой, и ничего в ней не позволяло думать, что она подходит для этого дела.
– Есть, Шеф, – ответила Читто. Ему показалось, что он услышал дрожь в её голосе. Он заметил ещё одного болтуна, пытавшегося их обойти.
– О нет, – яростно прошептал он. – Я тебя уверяю, у тебя не выйдет.
Хронометр Амара показывал, что бой длился чуть больше часа, но они ощущались как все двадцать к тому времени, как прозвучали последние выстрелы и отряд начал прочёсывать местность, чтобы убедиться, что все силы Адвента мертвы. Руки были свинцовыми, а колено чертовски болело, хотя он не мог вспомнить, когда он им успел удариться.
Удовлетворившись, Томас разрешила им отдохнуть. В начале боя у них было восемь бойцов, теперь их семеро.
Могло быть гораздо хуже.
Но это не облегчало его боли по поводу гибели Райдер. Он всё ждал, когда она подойдёт, хлопнет его по плечу и спросит, насколько сильно он вымазался в этот раз.
Теперь, когда появилась возможность не спеша оглядеться, Амар понял, что развалины, в которых они сражались, были руинами какого–то разбомбленного комплекса. Четвертая часть главного здания ещё стояла – две стены, формирующие угол и крыша на них. Внутренности трёхэтажного здания были видны. Всё это было покрыто морем лоз и листьев. Отряд направлялся к Заливному городу, чтобы добыть припасов, когда капитан Томас поймала нечёткий радиосигнал. Это был сигнал SOS в современной кодировке, а источник передачи был неподалёку, так что они отправились к нему. Сигнал резко прервался прямо перед тем, как они попали под огонь.
– Вопрос в том, – сказала Томас, – был ли сигнал настоящим или же они хотели заманить нас сюда.
Капитан была настоящим ветераном группы. Она сражалась в рядах XCOM ещё тогда, что, вероятно, говорит о том, что ей около сорока. У неё грубоватые черты лица и грязно–светлые волосы, заплетённые в косу, и она сбривает несколько сантиметров спереди. У неё шрам от ожога на щеке и не хватает половины левого уха. Он видел, как она справилась с болтуном одним ножом.
– Это была ловушка, – отвечал Тоби, по своей привычке нахмурившись. – И это плохие новости. Значит, они взломали нашу кодировку. – Что ж, – сказала Томас. – Почему бы нам не посмотреть? До темноты мало времени. Думаю, сигнал передавался оттуда, – она указала на остатки здания.
Он слышал, как застонал ДиЛао. Амар его понимал – ему тоже не хотелось вновь куда–то идти.
– Что, артрит разыгрался, старикан? – сказал ему Амар, по своей привычке пытаясь поднять настроение. Но прозвучало как–то странно и неуместно, и он предпочёл бы этого не говорить.

Продвигаясь к разрушенному строению, они встретили ещё нескольких мёртвых болтунов. Амар ткнул одного из них и перевернул, убеждаясь, что тот мёртв.
Даже с учётом дикой жары он почувствовал, как холодок пробежал по спине.
Маска солдата слетела – сняла ли она её сама, умирая, или сила убившего её взрыва ослабила крепления – нельзя было определить. Но вот её лицо он видел.
Нижняя его часть выглядела человеческой – её губы и скулы были привычными. Нос был широкий, расположенный недалеко ото лба, но всё равно в рамках человеческого. Но вот её уши были странно приплюснуты к лысому черепу, и не было совершенно ничего человеческого в больших серебристых глазах. Они располагались слишком широко, почти по краям головы и в них не было ни глазных яблок, ни зрачков.
Он почувствовал тошноту.
Уже двадцать лет пришельцы играют с человеческой ДНК. Это лишь один из результатов. Была ли она человеком, а затем её изменили? Никто не знал наверняка.

Достигнув руин и войдя в единственный проходимый коридор, они стали находить таких же мёртвых людей.
Очевидно, они встали здесь насмерть, и, судя по их количеству и количеству мёртвых врагов, сражались они хорошо.
К своему облегчению, Амар не узнавал никого из них. Они были вооружены и экипированы таким же неопрятным разношёрстным образом, что и его шайка, по крайней мере, на первый взгляд, приспосабливая любой найденный кусок древней брони, а дыры в экипировке заполняя заплатками из кевлара, листового металла холодной ковки – всем, что под рукой. Большинству стволов был не один десяток лет.
Но при более детальном осмотре эти парни выглядели так, будто у них новое снаряжение. Относительно новое – возрастом в несколько месяцев, а не в двадцать лет.
И всё же, это их не спасло.
– Этот жив! – сказал ДиЛао, вставая на колени и разворачивая козырьком назад свою кепку «Красные дьяволы Мехико–Сити», не позволявшую его вьющимся тёмным волосам торчать в разные стороны.
Человек сидел, прислонившись к стене сразу за поворотом коридора. Он был жив, но лишь едва. ДиЛао уже достал свой медицинский набор, но Амар сомневался, что они смогут сделать для парня нечто большее, чем облегчить боль.
Томас опустилась на колени рядом с ДиЛао.
– Что здесь случилось, сынок? – спросила она солдата. – Как тебя зовут?
Он взглянул на неё бледно–серыми глазами. Его губы дрогнули, но беззвучно.
– Здесь ещё живой, – сказала Читто. Её голос был тих, она всегда была тихой. Она прошла дальше по коридору вообще–то слишком далеко. Её круглое лицо было нахмурено, а пухлые губы сжаты в полоску. Амару казалось, что она может сорваться в любой момент. Они подобрали Читто в нелегальном поселении в зоне заражения за несколько дней до этого. У отряда было другое задание, но они наткнулись на людей, окружённых солдатами Адвента. После того, как они прикончили болтунов, Читто попросилась к ним. Томас согласилась, но планировалось доставить её в убежище для тренировок. Вместо этого, словно в дурном сне, неприятности продолжают находить их, отгоняя их всё дальше и дальше от изначальной цели.
– Жди остальных, Читто, – сказал Амар, осторожно приближаясь к ней. – Мы должны прикрывать друг друга. Ты не можешь просто бродить, когда я думаю, что ты меня прикрываешь.
–Да, хорошо, – ответила она.
Амар посмотрел на человека, которого она нашла.
Парень был молодой и жилистый, с узкими приятными чертами, и он был без сознания. На нём не было брони, и он совершенно не казался раненым. Причиной его бесчувственного состояния, по–видимому, был солдат Адвента в нескольких футах от него, вооруженный станером – оружием, предназначенным для разгона толп и протестующих… и брать живых пленных. Оно выглядело как сабля или длинная дубинка с гардой для защиты руки и результатом её удара мог стать сильный неврологический шок.
– Эй, приятель, – позвал Амар, опускаясь на колени и похлопывая парня по щеке.
Человек вздрогнул и после ещё нескольких похлопываний открыл бледно–голубые глаза.
–Что… что происходит? – спросил он. У него был лёгкий акцент, определённый Амаром, как шотландский.
–И мы задаёмся этим вопросом, – ответила Томас, подходя. Дюкс отошёл в тыл, а Нишимура мягко прокралась почти до конца коридора. Даже в броне Нишимура казалась крохотной, но была крайне смертоносна, и гораздо более опасна, чем большинство знакомых Амара.
– Сергей? – спросил человек, внезапно попытавшись сесть.
– Если ты имеешь в виду того человека, то он не выжил, – ответила Томас, кивая на молодого человека, над которым трудился ДиЛао. Парень закрыл глаза и вздохнул.
– Какое несчастье, – сказал он. – Кто–нибудь ещё… – он огляделся. Томас покачала головой.
– Все мертвы, – сказала она. Он некоторое время переваривал это, его губы крепко сжались, побелев. Кадык дёргался.
– А вы кто такие? – в конце концов спросил он.
– Мы приняли сигнал SOS, – сказала Томас вместо ответа на его вопрос. Её голубые глаза внимательно сверлили парня.
–Да, это был я, – ответил он. – Я умудрился собрать разрядный генератор и использовать стальной каркас строения как антенну. Радиус был невелик, но, по крайней мере, больше наших раций ближнего действия. Вы, наверное, оказались поблизости, – его взгляд изменился. – Вы взломали кодировку. Вы наверняка Местные.
– Холли Томас, – сказала Шеф. – Вышли из Феликса, по крайней мере, ненадолго.
Феликс – кодовое имя их базы. Она ждала, чтобы увидеть, какой будет его реакция.
– Феликс, – сказал парень. – Неподалёку от Заливного города. Я слышал о вас. Вы взломали их систему пропаганды, верно?
– Ну, то были наши хакеры, – ответила Томас. – Мы больше по стрельбе и мародёрству.
– Значит, мне повезло, – сказал парень. – Можете звать меня Сэмом. Но про свою ячейку я ничего рассказать не могу. Это секретно.
– Что же ты делаешь здесь, Сэм? – она показала на мёртвого солдата. – Что они здесь делают?
– Я аналитик, – сказал он так, словно это объясняло всё. Он медленно встал. – Это старое здание XCOM. Не из больших. Я пришёл сюда в поисках данных.
– Данных, – повторила Томас с сомнением.
– Центральная база была уничтожена, – сказал он. – Полностью. Стёрта в пыль и взорвана снова, чтоб уж совсем наверняка. Но XCOM не были настолько тупыми, чтобы хранить все яйца в одной корзине. Или, в данном случае, все данные на одном сервере. У них были запасные сервера в закрытой сети. Частное мини–облако. Один из серверов был здесь. Или, точнее, под нами. Мы только–только нашли путь вниз, как нас атаковал Адвент.
– Как они вас нашли? – спросила Томас.
– Хотел бы я знать, – пожал плечами он. – Полковник Диксон и остальные справились с первой волной, но когда всё кончилось, полковник был мёртв, а нас осталось всего пятеро. К тому времени, как я нашёл то, зачем мы пришли, прибыли подкрепления и заперли нас внутри. Я сделал радио, и мы пытались сдерживать их, сколько могли. Затем остались только Сергей и я. Вон тот тип со станером достал меня, – он кивнул на мёртвого солдата. – Это вы, парни, его?
– Он был мёртв, когда мы пришли, – ответила Томас.
– Значит, это был Сергей, – сказал Сэм. – Вы, похоже, появились крайне вовремя, – его лицо погрустнело, и он осмотрел коридор, заваленный телами его соратников. – По крайней мере, для меня.
– Мы попали в засаду, – ответил Амар, почувствовав внезапную беспричинную злость на Сэма. – Кое–кого потеряли.
– Простите за это, – ответил Сэм. – Но поверьте, он умер не напрасно. Никто из них.
– Она, – поправил Амар.
На некоторое время воцарилось молчание. Сэм стоял, чувствуя себя неловко.
– Итак, ты что–то нашёл, – сказала Томас, прерывая молчание.
– Да, – ответил Сэм. – Кое–что поразительное. Кое–что, что изменит всё.
– И что же это? – спросила Томас.
– Не могу сказать, – ответил он. – Это засекречено.
– Засекречено? Засекречено кем? – требовательно спросила Томас.
– Я не могу…
– Да что ты говоришь… – она вспылила. – Ладно, – она отвернулась от Сэма. – Нужно двигаться, сейчас же. Скорее всего скоро здесь будут новые подкрепления. Сэм, ты идёшь с нами. Мы оставим тебя в ближайшем убежище.
– Нет, – сказал Сэм, внезапно оживившись. – Нет! Вы должны пойти со мной! Я должен показать им, что нашёл, или всё это действительно окажется напрасным. Я не выживу один.
– Да ну… – проворчал ДиЛао.
Нишимура фыркнула и затолкала несколько длинных красивых тёмных прядей обратно под камуфляжную бандану, под которой их скрывала.
– У нас уже есть задание, – пояснила Томас, выдав нетерпение.
– Это намного важнее, – настаивал Сэм.
– Я не могу судить об этом, – парировала Томас.
Сэм сжал губы и кивнул.
– Справедливо, – ответил он. – Позволите поговорить с вами наедине, капитан?
Томас помедлила с минуту, затем указала в сторону выхода из здания. Амар смотрел, как они выходят из зоны слышимости. Они постояли там пару секунд, а затем вернулись.
– Мы проводим его, – сказала Томас.
– Почему? – требовательно спросил ДиЛао. – Что он такого сказал?
– Имя, – ответила она. – Просто имя.


Нужный человек не в том месте может перевернуть мир.

Аватара пользователя

Автор темы
Ufoshnik
Сообщения: 429
Возраст: 20
Зарегистрирован: 08 апр 2015, 22:45
Репутация: 196
Имя: Мирослав
Откуда: из глубин космоса
Благодарил (а): 42 раза
Поблагодарили: 230 раз

XCOM 2: Возрождение (перевод книги)

#3 Сообщение Ufoshnik » 19 апр 2016, 21:56

Глава 2.

Отряд прибыл на место на изношенном «Хаммере» и древнем пикапе. От обеих машин остались только дымящиеся обломки – они стали первыми жертвами столкновения с войсками «Адвента».
Солдаты «Адвента» прибыли на летающем транспорте, но, как бы это ни было соблазнительно, опыт показал, что попытка украсть такое ничем хорошим не кончится. Их управление не слушалось человеческих рук. Несколько раз, конечно, кое–какие умные Местные обходили блокировку, используя сложное оборудование для взлома, но в этом случае транспортники начинали транслировать бесшумный сигнал тревоги, позволяющий отследить их местоположение, что в одном из случаев привело к обнаружению и уничтожению целой ячейки сопротивления. Амар слышал лишь об одном случае обезвреживания этого следящего механизма: в тот раз транспорт мгновенно охватило жаркое пламя, сжигая всех внутри и в десяти метрах вокруг. Оружие и снаряжение «Адвента» было одинаково бесполезно после отделения их от владельцев.
Так что им пришлось бросить транспорт и спешно уходить оттуда пешком. Амар пытался не думать о Райдер, лежащей в зарослях кудзу, холодной и одинокой. Однако если бы они остались достаточно надолго, чтобы похоронить её, то им бы, возможно, пришлось хоронить и себя. В любом случае «Адвент» вернут её тело и тела других людей ближайшим родственникам, используя ДНК–анализ, и дополнив возвращение хорошей дозой пропаганды, объясняющей произошедшее с ними. Пришельцы любили, чтоб всё было без сучка, без задоринки.

Чередуя быструю ходьбу и медленный бег, они двигались по остаткам старой автострады, которая шла сквозь то, что когда–то было полями и пастбищами, а сейчас, спустя двадцать лет, превращалось в густой лес. Дикая природа отвоевала большую часть мира — и всё усилиями пришельцев, заманивших большую часть человечества в свои Новые Города, построенные на руинах тех, что они сами сравняли с землёй.
Довольно обширные зоны вне населённых центров были закрыты для передвижений людей, и вход в них был запрещён из–за чего–то, что пришельцы довольно неопределённо называли «заражением». Была ли это некая болезнь, или биоагент, или и вовсе выдумка, Сопротивлению было неизвестно. Тем не менее, пришельцы этого боялись. Дорога, по которой шёл отряд, проходила как раз через одну из таких запрещённых зон, и с приходом ночи Амару стало казаться, что нечто неизвестное следит за ними, таясь в темноте.
Когда окончательно стемнело, они перешли на неспешный шаг. Взошла почти полная луна, так что не было нужды в факелах. Вокруг перекликались ночные птицы, им аккомпанировали лягушки и насекомые .
– КП, верно?
Амар заметил подходящего к нему Сэма краем глаза, так что не был удивлён, но и рад тоже не был.
– Амар, – поправил он. – КП – прозвище для друзей.
Дружелюбное выражение на лице Сэма не изменилось.
– Хорошо, Амар, – ответил он. – Слушай, я действительно сожалею о Райдер.
Значит, он поинтересовался у кого–то, кто именно умер. Это было уже что–то. И всё же Амар чувствовал себя плохо.
– Ага, – сказал он. – Но ведь это того стоило, верно?
– Я не имел в виду, что их смерть – ерунда, – сказал Сэм. – Диксон, Сергей, остальные – они знали, на что шли. Они понимали опасность и возможный результат. Вы – нет. Вы только хотели помочь совершенно незнакомым людям. И это было благородно. И мне очень жаль, что вы пострадали из–за этого.
– И всё же ты втянул нас в свой поход, даже не объяснив, зачем.
– Я бы хотел, чтоб у меня были полномочия для принятия такого решения, – ответил Сэм. – Томас поняла.
– Угу, – ответил Амар.
Он надеялся, что Сэм, наконец, оставит его в покое, но он продолжал идти рядом.
– Помоги мне, – сказал Сэм некоторое время спустя. – Я не знал Райдер, но я бы хотел узнать тех, с кем путешествую сейчас. Томас не очень–то разговорчива. Я надеялся, ты мне расскажешь.
– Я тоже не очень–то разговорчив, – ответил Амар. – И я не пресс–секретарь.
Он сразу пожалел о сказанном – парень казался ему искренним. И он знал, что сделала бы Райдер.
Но Сэм его понял и начал отставать.
«Проклятье», – выругался Амар про себя.
– Что ж, – сказал он, кивая в сторону Читто, идущей неподалёку. – Это Кэти Читто – свежее мясо, подобранное нами в… Как там называлась эта дыра, Читто?
Читто повернула к нему своё широкое лицо. Его мать назвала бы такое лицо «лунным», глаза у нее были тёмными и выразительными. Её иссиня–чёрные волосы были коротко стрижены, лишь спереди была оставлена чёлка. Она была невысокого роста, но широкоплеча.
– Конехатта, – ответила она.
Поравнявшись с ним, Сэм кивнул.
– Верно, – продолжил Амар. – Всего в нескольких днях пути. Мы шли в… – Он оборвал себя. Они не обсуждали, что можно, а что не стоит говорить этому парню об их собственной деятельности.
Сэм же рассматривал Читто в свете луны.
– Ты коренная американка? – спросил он.
– Я – Местная, – ответила Читто. – Как и ты.
– Ясно, – сказал Сэм. – Но…
– Чоктау, – ответила она со вздохом. – Доволен?
– Запомнил, – кивнул Сэм.
Амар задумался, а не недооценил ли он Читто. Отвечая Сэму, она проявила твёрдость, которой он раньше в ней не замечал.
Амар указал вперёд:
– Томас ДиЛао – парень в бейсболке и с кривым носом – он из Акапулько. Выучился на медика, прежде чем попасть в Сопротивление. Вон тот высокий мрачный парень, держащийся прямо, словно кол проглотил – это Тоби Эйл. Родился в Израиле, но большую часть жизни прожил в трущобах Северной Америки. Снайпер. Будь с ним добр или не успеешь услышать приближение смерти. Рыжий великан рядом с ДиЛао – это Блэйк Дакворт, но мы зовём его Дюкс – ему так нравится, потому что это латинское слово, обозначающее «вождь». По какой–то причине он не рассказывает, откуда он. Но акцент у него американский, так что, наверное, он со Среднего Запада. Женщина в авангарде – Алехандра Нишимура – из одного из поселений в окрестностях Новой Лимы.
– И ещё ты.
– И ещё я, – согласился Амар. – Любимый сынуля мамы Тэн.
– А почему тебя зовут КП? Что это значит?
– Кампонгский пацан, – ответил он.
Сэм непонимающе уставился на него.
– Мы так называем поселения в Малайзии – кампонги, – объяснил Амар. – Ну а кампонгский пацан – это тот, кто вырос в кампонге. Так сказать, соль земли – или что–то вроде деревенщины или провинциала, смотря какое значение вкладываешь.
– Ясно, – сказал Сэм.
– Много лет назад был один знаменитый мультик…
Он прервался, так как Нишимура подняла руку, призывая остановиться, затем указала в укрытие. Амар спрятался в колючем кустарнике у края дороги, проверяя оружие.
Некоторое время Амар не слышал ничего, кроме далёкого уханья совы и стрёкота сверчков. Но затем, как только все притихли, он различил неясный металлический звук усиленной динамиком речи, перемежающейся шипящими помехами.
Пару мгновений спустя он увидел, как Тоби встал, поднял винтовку и прильнул к прицелу. Затем возле него появились Томас и Нишимура. Они пристально вглядывались в том же направлении, что и Тоби. Томас дала знак остальным подняться.
Местность здесь была почти плоской, лишь изредка встречались небольшие обрывы и склоны, остатки натуральных плотин, образовавшихся в результате разлива реки. Глядя с одного из таких холмиков на другую сторону небольшого озера, образованного одним из рукавов реки, Амар увидел линию ярко–оранжевого пламени. Пока он смотрел, новая струя огня подожгла ещё несколько деревьев. Второй язык жидкого пламени выстрелил с другой стороны огненной полосы. И ещё.
– Это «Адвент», – сказал Тоби. – Я вижу их силуэты через прицел.
– Ага, – сказал Дюкс. – Но что они там, чёрт их дери, жгут? И почему посреди ночи?
– Может это что–то, выходящее лишь по ночам, – тихонько прошептала Читто, скорее сама с собой, чем для остальных.
– Заражение? – шепнул ДиЛао.
– Неважно, – ответила Томас. – Это не наша задача. Вперёд, выдвигаемся.
Они продолжили путь, и вскоре пламя пропало из поля зрения. Но ветер сменился и принёс с собой запах горящей древесины.
И чего–то ещё. Амар не знал, что это, но это даже отдалённо не напоминало ни один из известных ему запахов.
Ночь была хорошим прикрытием, но он был рад, когда солнце наконец взошло.

Около полудня Томас объявила привал рядом с развалинами деревенского магазина, который, вероятно, был заброшен ещё лет за двадцать до вторжения. С любой дистанции и, что более важно, с воздуха он казался холмом, заросшим лозой кудзу. Нишимура прорубилась сквозь жутковатые побеги своим длинным, невероятно острым клинком, служившим ей и как мачете, и как меч, и они, в конце концов, смогли отдохнуть.
– Мы примерно в километре от поселения Гринвилль, – сказала Томас. – Амар, Читто, передохните часок. Мне нужно, чтоб вы сходили на разведку в поселение и убедились, что оно безопасно. Нам нужны припасы и транспорт.
– У нас там есть контакт? – спросил Амар.
– Есть, – ответила она. – Я не смогла связаться с ним по радио, но это ещё ничего не значит. С другой стороны, может и значить, так что нужно быть осторожными.
– Мне не нужен отдых, – сказал Амар. – Я могу пойти прямо сейчас.
– Вздремни, – приказала Томас. – Мне не нужно, что б вы спали на ходу, я хочу, чтоб вы мыслили ясно.
Он согласился и, подложив рюкзак вместо подушки, уснул в тот же момент, как его тело коснулось сгнившего деревянного пола.

…Они вновь были в патруле, ещё на Западном побережье, почти год назад. Они шли все вместе, шутили, болтали о всякой ерунде. ДиЛао рассказал о знакомом парне, который установил ловушку, а затем сам в неё и попался, когда встал ночью отлить. Нишимура парировала историей про то, как какой–то мужик пытался купить её у матери за шесть куриц и пачку льда.
А затем они все неожиданно затихли.
– Что–то не так, – забеспокоился Амар. – Чего–то не хватает.
Остальные не ответили. Они продолжали молча шагать дальше.
– Точно, – вспомнил Амар. – Тут должна быть ещё одна байка. Что–то про размахивание туфлёй…
– Это был сраный ботинок, – сказала Райдер. – Я подвесила ботинок таким образом, чтобы он с размаху пнул моего брата по морде, когда он откроет дверь.
– Точно! – обрадовался он. – Райдер!
– Кто? – спросила Нишимура, повернув к нему удивлённое личико.
– Райдер, – убеждал Амар. – Ты её знаешь. Она же прямо тут.
Он повернулся туда, куда указал, и она действительно оказалась именно там. Её мёртвые глаза уставились в никуда, рот был слегка приоткрыт, в броне зияли страшные дыры...
Он резко проснулся, тяжело дыша и с трудом вспоминая, где он.
– Вот проклятье, – выругался он пару секунд спустя и неохотно лёг обратно, надеясь на сон без сновидений.


Нужный человек не в том месте может перевернуть мир.

Аватара пользователя

Автор темы
Ufoshnik
Сообщения: 429
Возраст: 20
Зарегистрирован: 08 апр 2015, 22:45
Репутация: 196
Имя: Мирослав
Откуда: из глубин космоса
Благодарил (а): 42 раза
Поблагодарили: 230 раз

XCOM 2: Возрождение (перевод книги)

#4 Сообщение Ufoshnik » 21 апр 2016, 21:37

Глава 3.


Амар не чувствовал себя отдохнувшим, когда Читто его разбудила. Он чувствовал себя так, словно у него похмелье, и жалел, что это не из–за вчерашней выпивки. Но он встал и, внимательно проверив оружие и снаряжение, вышел вместе с ней на дорогу, ведущую в Гринвилль.
Большинству людей Новые Города казались великолепными. Они были чистыми, изящными и имели кучу преимуществ. В городах никто не голодал. Никто не умирал от малярии, или гриппа, или случайных инфекций. Даже болезни, типичные для старости, легко излечивались при помощи продвинутой генной терапии, разработанной пришельцами. Всё больше людей перебирались в города с каждым днём.
Но пришельцы никого не заставляли менять место жительства. И остались люди, которые не собирались переезжать в города. Люди, которые по–прежнему не доверяли пришельцам и их пропаганде, которые помнили, что их планета была захвачена силой. Независимые, упрямые, параноидальные – обычно отшельники или семейные кланы, держащиеся друг друга, вроде народа Читто. Все они (и многие другие) выбрали жизнь вне мест, так тщательно подготовленных пришельцами.
И пришельцы позволяли им это, если они не строили свои поселения в запретных зонах. Но не делали ничего, чтобы облегчить в таких поселениях жизнь.
Часть старого города всё ещё стояла – здание суда, пара церквей, старый торговый центр. Но большая часть поселения либо была недавно построена, либо ютилась на колёсах. Трейлеры и автофургоны предоставляли некоторое количество жилого пространства, немного приватности. У некоторых были небольшие огороженные дворики, другие стояли вместе, образуя небольшие анклавы. Листовое железо, проволочная сетка, бамбук, бетонные блоки стали материалом для простых, но иногда довольно причудливых строений. Один дом на отшибе был целиком покрыт бисером и пластиковыми динозаврами, посаженными на клей и образующими замысловатые, но таинственные картины. По крайней мере, Амару они казались таинственными. На другом были развешаны автомобильные диски и старые сковородки, покачивающиеся на ветру.
Уж что–что, а свой характер у поселения был.
Почти на каждой крыше были видны солнечные панели – значит, электричество тут имелось. Запашок, витающий в воздухе, впрочем, намекал, что в плане санитарии дела обстоят несколько хуже.
Амар ощущал себя почти как дома, хотя его кампонг и был в тысячах миль отсюда, в тропиках, а люди говорили на других языках. Хоть детали и не совпадали, но ощущения были те же. Жизнь в поселении – это жизнь в поселении, где бы оно ни было.
И самым заметным фактором в жизни поселения всегда был “Адвент”. Они появлялись внезапно, зачастую без видимой причины. Они обыскивали людей и дома. Проводили аресты, и арестованных больше никто никогда не видел. Иногда проходили недели, прежде чем появлялся очередной патруль. Иногда прибывало до полусотни солдат и оставались в поселении на две недели.
Учитывая количество болтушек, увиденное ими сейчас, здесь происходило как раз второе. Гринвилль был целиком оккупирован.
– Что ж, – прокомментировала Читто. – Место определённо не выглядит безопасным.
– Ага, – согласился Амар. – Подождёшь здесь?
Читто ненадолго задумалась.
– Нет, – в итоге ответила она.
– Хорошо, – кивнул Амар. – Если они спросят, кто мы, мы только что прибыли из твоего поселения… Как оно там называется?
– Конехатта, – чётко произнесла она.
– Это что–то значит?
– Да, – ответила она. – Серый Скунс.
– Да ну? Странное название для города.
Она пожала плечами:
– Не я его называла.
– Итак, мы ищем твоего родственника, – продолжил Амар. – Из Серого Скунса. Это похоже на правду?
– Мы могли бы искать моего дядю Джона, – ответила она. – Он исчез некоторое время назад.
– Годится. Дядя Джон болен, и мы хотим уговорить его отправиться в Заливный город для лечения.
– Он не поедет, – сказала Читто.
– Да какая разница, – вспылил он, теряя терпение. – Нам просто нужна причина…
Амар замолк, увидев ее едва заметную ухмылку.
–– О, – сказал он. – Значит, у тебя всё–таки есть чувство юмора.
Когда они вошли в поселение, Амар почувствовал себя голым без брони и оружия. Но они хотели избежать излишнего внимания, а людям не положено ходить вооружёнными до зубов – да и вообще с оружием, если уж на то пошло. Если, конечно, они не служат «Адвенту».
Он старался не смотреть на солдат, боясь, что выражение лица выдаст его. Воспоминание о безжизненных глазах Райдер было слишком свежо, и он боялся, что они могут это заметить. Ходили слухи, что кое–кто в «Адвенте» умеет читать мысли, и, хотя он в этом сомневался, было бы глупо проверять эту гипотезу сейчас. Так что он старался думать о котятках и цветочках — и двигаться так быстро, как только можно было, не вызывая подозрений.
Впереди несколько солдат расчищали мусор, скопившийся перед одним из их рекламных щитов, что показывал меняющиеся изображения красивых и счастливых людей, живущих в Гальф-сити. Неподалеку скорбно голосила пожилая женщина, пока несколько болтушек сдирали со стены старый ковёр, который она приделала, чтобы спрятать небольшой курятник. Любая живность теперь была вне закона – предположительно, это было как–то связано с заражением; но это не останавливало попытки людей содержать животных.
Они достигли места назначения – старого автобуса “Грейхаунд” – без происшествий. Его окна были заклеены бумагой, на которой во всю длину большими буквами было написано «Холодное пиво».
Внутри оказалось не так темно, как он ожидал – бумага была полупрозрачной и разноцветной, что разукрашивало помещение во все цвета радуги. Несколько людей сидели на барных стульях у стойки. Однако, ничего радужного в их настроении не было.
Они с Читто устроились на двух разных стульях. Бармен – молодой человек с дредами, тёмной кожей и ещё более тёмными татуировками – глянул в их сторону.
– Чего? – спросил он.
– Думаю, я бы предпочёл холодного пива, – сказал Амар.
Парень ничего не ответил, но подошёл к единственному крану и наполнил пластиковый стаканчик. Мутные полосы и стершиеся цветы на стакане предполагали, что когда–то он что–то рекламировал, возможно, детский фильм. Вторую порцию пива он нацедил в керамический сосуд.
– Кому ту, что пороскошнее? – спросил он.
Амар указал на Читто, после чего они узнали, что «пороскошнее» был керамический сосуд.
Пиво не только не было холодным, Амар ещё и всерьёз усомнился, что оно вообще было пивом.
– Люблю холодное пиво, – сказал он. Затем замолк и стал ждать реакции бармена.
Парень поглядел на него несколько секунд.
– Это пока что всё, что у нас есть, – ответил тот, неопределённо кивнув куда–то в сторону двери. – Сами видите, как дела обстоят.
– Да уж, – согласился Амар, посмотрев на Читто.
– Знаете, мы ищем её дядюшку Джона, – сказал он парню. – Не бывал ли он здесь случайно? Джон Уоррен.
Он не знал, какая на самом деле фамилия у её дяди, а вот Уоррен – это была фамилия их контакта в Гринвилле.
– Да, он здесь побывал, – кивнул бармен. – Но ему не понравилось пиво.
– А не знаете, куда он отправился? – спросил Амар.
– Как у вас с ориентированием? – спросил парень. – Мне негде вам записать.
– Я запомню, – уверил его Амар.
– Правда, мои указания слегка… деревенские. Сможете разобраться?
Амар улыбнулся:
–– Думаю, справлюсь.
Он внимательно выслушал, затем кивнул.
– Спасибо, – поблагодарил он.
– Не забудьте оплатить пиво, – ответил парень.
– Конечно, – Амар сунул руку в карман и выложил на прилавок небольшой свёрток. Бармен взял его и быстро куда–то спрятал — Амар даже не заметил, куда.
Изображение на щите снаружи уже сменилось. На нём были тела, в которых Амар, с растущим ужасом, узнал Местных из группы Сэма. С них сняли броню и одели как обычных поселенцев. Он внезапно осознал, кого ещё увидит, и попытался отвернуться, но было уже поздно. Райдер была там же — одетая в выгоревший джинсовый комбинезон, она лежала вместе с остальными.
«…работа неизвестных диссидентов», – рассказывал голос за кадром.
Амар почувствовал жжение в уголках глаз. Мысль о том, как они с ней обошлись, сделав частью этого, этой лжи… всё это унижение…
–Уходим отсюда, – прошипел он. – Сейчас же.
Как он сумел удержать себя в руках, пока они не ушли с глаз «Адвента», он не знал. Но дойдя до леса, он сломался и зарыдал, как не рыдал с самого детства. Читто отстала, давая ему время и убеждаясь, что за ними никто не последовал.
Когда он почувствовал, что вновь может нормально вести разговор, он подозвал её.
– Думаю, всё в порядке, – сказала она. – За нами никого.
– Хорошо. Спасибо.
Некоторое время они шли в неловком молчании, которое внезапно прервала Читто.
– Ты понял его указания? – спросила она.
Он утвердительно покивал.
– Он сказал повернуть у изгороди старика Ренфро, – сказала она возмущённо. – И пройти полмили на восток от Таллабога Крик.
– Разве там, где ты выросла, не использовали такие же указания? – спросил он.
– Конечно, для тех, кто вырос там же и знал, что это за ориентиры. Разве ты знаешь, где находится «изгородь старика Ренфро»?
– Нет, – ответил он. – Да это и неважно. Это всё лишь дымовая завеса. Важны только числа. Третий налево, третий направо, третье большое дерево, полмили, девятимильная протока, первая большая гора покрышек и так далее.
– О, – поняла она. – Координаты.
А ведь она неглупа. И это хорошо.
– Именно, – подтвердил он.
– А чем ты расплатился с ним за пиво? – спросила она.
– Пенициллином, – ответил он. – Он очень дорого стоит на чёрном рынке.
– Ты ему доверяешь?
– Всё, что у нас осталось – это доверие, – ответил Амар. – У некоторых из этих парней меньше совести, чем у других, но они все деловые люди. Если ты нечестно ведёшь дела, слухи расползаются, и, в конце концов, ты оказываешься не у дел. К тому же, мы им нужны, чтобы доставлять их товары по опасным местам или «заимствовать припасы» с застав Адвента. Нравится ли мне, что они дерут втридорога со своих же? Нет. Но, пока бал правят пришельцы, это единственные экономические отношения, которые возможны в поселениях.

Путь пешком до места назначения занял у отряда три дня. Но, по крайней мере, в этот раз они не попали в засаду. Наземный транспорт «Адвента» ездил тише обычных машин с двигателями внутреннего сгорания, но их всё равно их было слышно достаточно далеко, чтобы успеть спрятаться в густой придорожной растительности.
– Эта дорога ведёт только в одно место, насколько я вижу, – сказала Томас. – Сомневаюсь, что присутствие здесь Адвента – это совпадение. Что думаешь, КП? Парень нас сдал?
– Мне кажется, он был честен, командир, – ответил он Томас. – Если бы хотел нас сдать, нужно было лишь вскрикнуть.
– Конечно, – хмыкнул ДиЛао. – Но тогда все в городе знали бы, кому он верен на самом деле. Как долго бы он протянул после ухода болтушек?
Томас поковыряла остатки левого уха – признак сомнений.
– У Амара чутьё в такого рода делах, – в конце концов, решила она. – Судя по их количеству здесь, они, возможно, просто обшаривают все нелегальные поселения, которые находят, а это место точно подходит под описание.
Она пожала плечами.
– Узнаем, когда доберёмся.
Место было так себе: часть разрушенного здания из рифлёного металла, четыре грузовых контейнера, составленные вместе так, чтобы образовать квадрат, и несколько лачуг поменьше, располагавшихся на остатках автомобильной парковки. Также были видны два пикапа, минивэн и парочка наземных транспортов «Адвента». Сами солдаты не казались чрезмерно встревоженными или ожидавшими чего–то. На виду были только четверо, но остальные, скорее всего, были в помещениях.
Отряд осматривал всё это из довольно густых зарослей, окружающих открытую площадку.
– Тоби, видишь подходящую точку? – спросила Томас.
Они были близко к реке, и ландшафт был ещё более плоским, чем обычно. Впрочем, вокруг было полно деревьев.
Но у Тоби была другая идея на этот счёт.
– Там, – сказал он, вытянув худую руку. – Мост.
Амар не заметил его поначалу, но теперь, после указания снайпера, он разглядел бетонные опоры. Это был не капитальный мост через реку – тот давно был разрушен – но хотя бы нечто, обеспечивающее хоть какую-то дорогу через болотистую местность, окружающую реку.
– Там около трёхсот метров, – сказала Томас.
– Ага, – ответил Тоби. – Это на пределе моих возможностей.
– Ладно, – сказала Томас. – Двигай на позицию. Мне некого выделить тебе в прикрытие.
– Понял, – кивнул Тоби. Он развернулся и быстрым шагом скрылся в лесу.
– КП, Читто, – продолжала Томас. – Обойдите открытое место и расположитесь примерно на одиннадцать часов. Как только Тоби снимет первого, мы откроем огонь отсюда. Нишимура, ты – туда, на два часа. Вы все знаете, что делать.
– Понял, командир, – подтвердил Амар.
Он едва успел устроиться на позиции, как услышал глухой металлический удар и увидел, как один из солдат почти изящно опустился на землю. Другие предсказуемо заметались в поисках укрытия. Двое выбежали прямо навстречу запущенной Дюксом ракете. Ещё двое развернулись и кинулись прямо в их с Читто сторону, надеясь спрятаться за контейнерами.
Он ждал, пока они подойдут поближе, когда дробовик Читто издал грохот. Солдаты, удивлённые, но не раненые, разрядили оружие в сторону деревьев. Амар спрятался за сосной, но магнитные пули прошили её насквозь.
— Аламак! – выругался он. – Вот дьявол!
Он перекатился и открыл огонь по ближайшему солдату, но они оба вдруг припустили к транспортам. Один из них мешком упал на землю – ещё одна жертва орлиного глаза Тоби — но другой добежал, и к нему присоединились ещё двое из здания. На одном из них был приплюснутый шлем с красной офицерской полоской.
Двери закрылись, и машина сорвалась с места. Рядом с ней разорвалась граната, но не сумела её затормозить.
Амар уставился на быстро отступающий транспорт.
– Что такое? – спросила Читто.
– Ни разу не видел, чтоб они так легко сдавались, – ответил он.
– Легко? Мы убили четверых.
– Ага. И кстати, когда ты в следующий раз решишь выдать врагам нашу позицию, будь добра, убедись, что они достаточно близко для того, чтоб твоя громовая палка их хотя бы кого-то ранит, лады?
Она кивнула, и её круглое лицо слегка омрачилось.
Они подошли к дому из контейнеров.
Амар держал дверь дома в прицеле, уверенный, что это какая–то ловушка, но потом оттуда высунулась голова Нишимуры.
– Чисто, – сказала она. – Но тут кое–кто есть.


Нужный человек не в том месте может перевернуть мир.

Аватара пользователя

Автор темы
Ufoshnik
Сообщения: 429
Возраст: 20
Зарегистрирован: 08 апр 2015, 22:45
Репутация: 196
Имя: Мирослав
Откуда: из глубин космоса
Благодарил (а): 42 раза
Поблагодарили: 230 раз

XCOM 2: Возрождение (перевод книги)

#5 Сообщение Ufoshnik » 23 апр 2016, 22:16

Глава 4.


Она была юна, вероятно, не больше двадцати. Её каштановые волосы были обрезаны чуть ниже ушей, на ней были надеты жёлтая толстовка с поясом и тёмно–зелёные штаны.
ДиЛао уже осматривал её, и Амар надеялся, что она не мертва. Она была не очень похожа на контрабандистку, и ему было любопытно, что она здесь делает.
– Собирайте припасы, живее, – велела Томас. – ДиЛао, как она?
– В порядке, – ответил он. – Похоже, ей что–то дали, чтобы она заснула.
– Думаешь, они собирались её похитить? – спросила Томас.
ДиЛао пожал плечами:
– Не думаю, что они собирались отвезти её на выпускной. Может, смогу сказать больше, когда закончу осмотр. Что уже можно сказать…
– Расскажешь позже, если она, конечно, не собирается взорваться или ещё чего. Нужно собрать припасы и убраться прежде, чем те, кто смылся, подготовят засаду, или вызовут воздушную поддержку, или что они там ещё могут придумать. Мне вся эта ситуация не нравится. Устройте её поудобнее в фургоне. Амар, она – твоя забота.
– Понял, командир, – ответил тот, гадая, когда он успел стать нянькой для новичков и бессознательных.
Им понадобилось меньше получаса, чтобы нагрузить машины и отправиться. Мост, раньше пересекавший здесь реку, давно разрушился. Во время вторжения пришельцы взорвали каждый мост, на который наткнулись, чтобы ограничить возможности наземного транспорта, и большинство из них так и не было отстроено заново — «Адвент» по–прежнему уделяли много внимания контролю перевозок и передвижений. Точно так же они уничтожили и железнодорожную систему, которую, однако, частично заменили собственными поездами. Если бы отряд отправился на юг, это приблизило бы их к Гальф-сити — и, вероятно, к другому транспорту «Адвент», что было совершенно не в их интересах. Согласно указаниям Сэма, им нужно было придерживаться юго–западного направления, но это было невозможно, пока они не найдут способ преодолеть преграду. Ходили слухи, что кое–кто содержал переправу возле Хелены, к северу отсюда. Так что именно на север они и направились, разменивая мили плоского речного пейзажа, сквозь ржавеющие и гниющие остатки городов, бывших в упадке ещё до того, как инопланетяне объявили эту зону запретной.
Они проехали меньше часа, когда девушка с криком очнулась. Она лежала на заднем сиденье позади него, её глаза обшаривали внутренности фургона.
– Эй, – сказал Амар. – Успокойся. Всё в порядке.
Она села, но взгляд её продолжал блуждать, ненадолго задержавшись на Читто, ДиЛао и Дюксе, который вёл машину, прежде чем вернуться к нему. Он заметил, что она ощупывает плечо сзади и морщится от боли.
– Что случилось? Где я? – спросила она. Её голос был глубже, чем он ожидал, с лёгкой хрипотцой. А глаза были поразительного зелёного цвета, почти как нефрит.
– Мы нашли тебя в убежище контрабандистов, – ответил Амар. – Ты вроде как была без сознания. Ты помнишь, как попала туда?
Её глаза удивлённо расширились:
– Убежище контрабандистов? Не помню ничего подобного, – она покачала головой и нахмурилась . – Вы же не контрабандисты?
– Нет, – ответил Амар, хотя это и было не вполне правдой. Зачем усложнять? Нужно её успокоить.
– Так что последнее из того, что ты помнишь? – мягко надавил он.
– Я была в Гринвилле, – ответила она. – Это такое поселение.
– Знаю, – кивнул Амар. – Я там бывал.
– Я вошла в бар – тот, который в автобусе. Знаете его?
Амар подтвердил.
Её брови сошлись вместе:
– Может, я напилась? – задумчиво протянула она и внезапно испугалась. – Или, может… Эти контрабандисты… Они…
– Торгуют ли они людьми? – закончил за неё Амар. – Нет. Такого не бывает, вопреки пропаганде «Адвента».
– Не–а, – ДиЛао обернулся с переднего сиденья. – Дело не в этом. Проверь-ка своё левое плечо.
– Оно болит, – пожаловалась девушка. Она опустила воротник, открыв грубо зашитую рану.
– Мой имплантат… – сказала она, удивлённо моргая.
– Имплантат? – проворчал Дюкс, а затем выдал полуминутную серию цветастых ругательств, его обгоревшее на солнце лицо стало ярко–красным. Амар внезапно всё понял: её стрижка, её одежда. Она не только была чистой, от неё еще исходил тонкий цветочный аромат.
Эта девушка была не из поселения. Она жила в Новых Городах. Не у всех в городах есть имплантаты, но чтобы пройти генную терапию и продвинутую медицинскую помощь, его необходимо получить.
В её взгляде вновь появилась паника.
– Как тебя зовут? – спросил Амар, пытаясь её вновь успокоить.
– Лена, – рассеянно ответила она, всё ещё крутя шеей и пытаясь разглядеть рану. – Лена Бишоп.
– Лена, откуда ты?
– Из Гальф-сити, – ответила она. – Я думаю, вы уже это поняли. Кто удалил мой имплантат? И зачем?
– Контрабандисты, – сказал Амар. – Вероятно, они приняли тебя за шпиона. Ну ты… в некотором роде… им и являлась.
– О чём вы говорите? – удивилась она. – Я просто хотела выпить.
– Да, но когда у тебя под кожей одна из этих штук, «Адвент» может следить за тобой, возможно, даже видеть твоими глазами и слышать то, что слышишь ты. Так что в большинстве поселений, если появляется кто–то неместный, не задают вопросов. Просто вырезают эту штуку из тебя.
Она с ужасом уставилась на них:
– Вы кто такие?
– Мы – хорошие ребята, – ответил ДиЛао.
– ДиЛао, – влез Дюкс. – Ты уверен, что эта штука целиком удалена?
– Конечно, – кивнул ДиЛао. – Никаких шишек, и магнитометр ничего не выявил. Осмотрел всё тело.
– Всё тело? – возмутилась Лена.
– Ничего такого, – уверил её ДиЛао. – Я врач.
– Думаю, достаточно, – вспылил Дюкс. – Закончите допрос позже вместе с Томас.
Было глупо ехать ночью, поэтому в сумерках они свернули на просёлочную дорогу и ехали по ней, пока не нашли удобное место для лагеря. Амар помогал с установкой периметра, в то время как Читто сидела и перебрасывалась короткими фразами с Леной. Когда всё было проверено, Томас созвала общее собрание для, чтобы разобраться с историей девушки – сначала без неё, затем вместе с ней. Несовпадений обнаружено не было.
– Что ты вообще делала в поселении? – в конце концов, спросила она Лену. – Гетто–туризм?
Лена нервно огляделась:
– Думаю… – начала она, затем прервалась, а потом начала сначала: – Думаю, я искала вас.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Томас.
– Ну… вы знаете. Сопротивление.
– А, – удивилась Томас.
– Ведь вы и есть Сопротивление, верно? То есть, у вас столько оружия. Это трудно не заметить. И вы прячетесь в лесах. Вы были в укрытии контрабандистов…
– Погоди пока с нами, – прервала её Томас. – Зачем ты вообще искала Сопротивление?
– Чтобы присоединиться к ним. К вам. Чтобы драться с «Адвентом».

Амар первым заступил в дозор. Лена осталась с ним, что было удобно, учитывая то, что за ней он тоже должен был присматривать.
– Откуда ты? – спросила она. – Учитывая твой акцент, не отсюда.
– Что ты имеешь в виду? – удивился он. – Это у тебя есть акцент, не у меня.
Он улыбнулся, показывая, что шутит, но она, похоже, не поняла, и тогда до него дошло, что улыбка на лице не ощущается. Скорее, она была похожа на гримасу.
– Прости, – извинился он. – Просто немного…
В конце концов, он сдался:
– Я из поселения в Малайзии.
– Твой английский великолепен, – похвалила она.
Он пожал плечами:
– Я разговариваю на нём с детства, вместе с малайским, мандаринским и тамильским.
– Ой, – смутилась она. – Пожалуй, мне стоит умолкнуть, да?
– Не переживай, – успокоил он.
– У меня всегда так, – сказала она. – Моя сестра Джулс всегда говорила, что мой язык – мой враг…
Она неожиданно умолкла, и её улыбка померкла. Он не стал спрашивать. Многие присоединились к Сопротивлению, потому что кто–то из их близких пропал – объяснили ли это официально или вовсе без объяснений. Именно поэтому он сам пошёл в Сопротивление.
– Может, расскажешь о том месте, откуда ты родом? – спросила она.
– Ну, – он задумался. – Это неподалёку от места, ранее известного как Куантан. Это на берегу океана, и там много пальм и обезьян. Особо нечего рассказывать.
– Но там было поселение?
– Ну да, – ответил он. – Не очень большое. Представь Гринвилль с пальмами и обезьянами.
Она опустила глаза:
– Я бы предпочла не вспоминать Гринвилль, если можно.
– Понимаю, – кивнул он. – Им не стоило так с тобой поступать.
Она прикрыла глаза и улыбнулась.
– Спасибо, – сказала она и вздохнула. – Я устала. Как тебя зовут?
– КП, – ответил он, поколебавшись. – Можешь звать меня КП.
– КП, если я прилягу вот здесь, ты присмотришь за мной? Убедишься, что всё будет хорошо?
– Договорились, – ответил он. – Присмотрю. Всё будет в порядке.
Она легла на спальный мешок, который они реквизировали для неё на складе Уоррена. Уже через минуту она заснула. Она по–прежнему спала, когда Читто сменила его на посту, и он смог сам прилечь рядом с ней — оставив между ними полметра.
* * *
Амар проснулся, чувствуя, как что–то холодное прижалось к его виску.
– Не шевелись, КП, – прошептал неизвестный. Нет, не неизвестный – Лена. Он поднял веки и увидел, что она приставила дуло дробовика Читто к его голове.
– Сейчас ты очень медленно встанешь, – тихо скомандовала она. – И мы пойдём к той машине, ты сядешь за руль и поведёшь.
Ух ты. Он, похоже, сглупил? Но Читто должна была стоять на страже.
– Сама и веди, – огрызнулся он.
– Я бы не отказалась, – ответила Лена. – Если бы я хоть примерно представляла, как управлять этим древним рассадником столбняка. Но я цивилизованный человек, поэтому не знаю.
– Ты можешь погибнуть, – предупредил её Амар. – Серьёзно, это плохая идея. Не знаю, что с тобой не так…
– Ну, ты-то знаешь всё об этом, верно? – прервала она. – О том, как люди гибнут. О том, как их убивать. Вставай.
– Проблемы, КП? – спокойно спросила Читто.
– Читто, как, чёрт тебя дери, у неё оказался твой ствол?
– Кажется, я заснула на посту, – ответила она.
– Заткнитесь, – зашипела Лена. – Если вы разбудите остальных, мне нечего будет терять. Я погибну, но вы двое сдохнете первыми.
– Но, – вкрадчиво продолжила Читто. – Я разрядила дробовик, прежде чем уснуть. Знаешь, на случай если некто притворился спящим и ждал возможности вооружиться.
– Ты блефуешь, – заволновалась Лена.
Амар отбил ствол прочь от своей головы и ухватился за него. Он вскочил и резко толкнул Лену прикладом, отчего она упала.
Он услышал щелчок. Но выстрела не было.
Она пыталась его убить.
Амар вытащил пистолет.
– Вот этот, – сказал он ей, – заряжен.
Все проснулись и стягивались к ним, чтобы узнать, что произошло. Лена с трудом поднялась на ноги. Она была явно напугана, хотя и пыталась этого не показывать, впрочем, выходило не очень хорошо.
– Это были вы? – требовательно спросила она. – Это вы взорвали Хелену? Или другая банда кровожадных ублюдков?
– Что ты несёшь? – заорал ДиЛао.
– Вы прекрасно знаете, о чём я, – ответила Лена. – Восемь невинных людей погибли. И моя сестра среди них.
Амар вспомнил информационный щит в Гринвилле, Райдер, одетую в гражданское.
– Не было никакого взрыва в Хелене, – сказал он. – Это всё пропаганда. Ложь. Мертвые, которых они показали, были нашими. Они все Местные. Вы что, люди, верите всему, что пришельцы вам говорят? Вживляя имплантат, они что, удаляют взамен часть мозга?
– Моя сестра не была одной из вас! – закричала Лена.
– Серьёзно? – спросил он. – Что же она делала в Хелене?
– Она… Она была врачом. Она ушла помогать людям, пытаться убедить их пойти в город. Тех, кто болен раком или туберкулёзом – болезнями, от которых никому больше не нужно умирать. А вы, кретины, убили её!
– Зачем нам взрывать гражданских? – спросил Амар. – Мирных людей?
– Я откуда знаю? – ответила Лена. – Я же не социопатка!
Она выпрямилась и посмотрела на них с вызовом:
– Вы отравили меня, похитили, разрезали, а теперь ожидаете, чтобы я поверила в любую чушь, которую вы мне скажете? И что дальше? Убьёте меня? Ещё одна жертва вашей войны за чистую воду и хорошее здравоохранение?
– Это идея мне нравится всё больше, – проворчал Дюкс.
– Нет, – сказала Томас. – Мы тебе кое-что покажем.

Звено беспилотников Адвента вынудило их задержаться утром, так что когда они, наконец, выехали, уже стало жарко. В машинах уже вероятно, не одно десятилетие не работали кондиционеры, так что приходилось открывать окна. Дважды им пришлось останавливаться и убирать мусор и обломки, завалившие остатки дороги. В одном месте речушка проточила себе русло прямо через дорогу, вынудив их потратить три часа на рубку деревьев и постройку импровизированного моста. Солнце уже почти закатилось, когда они достигли переправы.
Амар усомнился в том, что они бы вообще узнали, что лодка там, если бы Сэма не было с ними. Она была пришвартована под пролётом моста, который некогда пересекал здесь реку, защищённая от любопытных взглядов зарослями тростника и ивняком. Их, по мнению Амара, специально вырастили в качестве заграждения.
Паромщик сам жил на лодке – старой барже, которую он оснастил биодизельным двигателем. Это был пожилой человек, долговязый и нескладный, лысый как колено и с пятидневной пепельной щетиной. Он разглядывал их крайне подозрительно, пока не заметил Сэма.
– Тебя я помню, – сказал он. – Молодой заносчивый пацан. Но это не те, с кем ты приходил до этого.
– Нет, – согласился Сэм. – У нас возникли неожиданные осложнения.
– Очень жаль это слышать, – сказал паромщик. – Большие осложнения или маленькие, из которых вы выбрались, но ваши пути разошлись?
– Боюсь, большие, – с грустью ответил Сэм.
– Проклятье. Не могу выразить, как мне жаль. Это очень плохо, – сказал он внимательно и принялся внимательно их разглядывать.
– Проходите в гостиную, – сказал он, в конце концов.
Гостиной оказалась зона возле рубки, украшенная статуэтками божков-тики разных размеров – некоторые были вырезаны из стволов пальм, другие из плавника, а некоторые и из пластика (последние были довольно старыми). Стена рубки была украшена островными пейзажами. Несколько плетёных стульев были расставлены вокруг стола.
– Я капитан Симмонс, – представился он, когда все устроились на стульях. – Не желаете по кофейку?
Амар припомнил, когда в последний раз пробовал кофе. Прошло уже почти два года с того долгого путешествия из Новой Гвинеи к южному побережью Мексики, к маленькому поселению под названием Пуэрто-Ариста. Тот кофе был не особенно вкусным, и он не ожидал от варева капитана Симмонса чего-то большего, особенно, когда он подал его в старинных стаканах в виде тики. Но попробовав его, Амар не сумел скрыть изумления.
– Знаю, – согласился Симмонс. – Несколько недель назад проходила группа парней. Расплатились со мной этим.
– Очень щедро с вашей стороны поделиться им, – поблагодарил Сэм. – Неизвестно, когда попадётся кто-нибудь ещё с подобным сокровищем.
– Пришлые могут повязать меня хоть завтра, – ответил Симмонс. – Или меня хватит старый добрый сердечный приступ. Я всегда считал, что хороший кофе нужно пить в хорошей компании, да и скупость ещё не сделала ни одного человека ни на йоту счастливее. Кстати говоря, у меня там рагу готовится, если вы голодны.
– Вы очень добры, – поблагодарила Томас. – Но чем быстрее мы пересечём реку, тем лучше.
– Значит, у вас есть время, – ответил Симмонс. – Сегодня многовато воздушных патрулей, так что я не рискну переправляться раньше ночи.
Так что у них появилось время расслабиться, пока капитан Симмонс заканчивал своё рагу. Светлячки начали летать над рекой.
Рагу было далеко до кофе, казалось, будто оно готовилось много дней, и в нём было всего понемногу. Но оно было сытным и горячим.
– А вы не хотите немного? – спросил Симмонс у Лены.
Амар прислушался к разговору. Она отказывалась от еды весь день. Наверняка, она голодна.
Капитан подтолкнул к ней небольшую тарелку варева. Она с неохотой взяла её и предложенную ложку.
– Спасибо, – поблагодарила она. Это было первое слово, услышанное от неё с прошлой ночи. Она положила в рот пробную порцию, затем ещё одну.
– Это интересно, – сказала Лена. – Как вы избавились от привкуса?
– Что ты имеешь в виду? – удивился Симмонс.
– Просто этот вкус отличается от вкуса СУТИ, – пояснила она. – Я слышала, говорили, что она безвкусна, что можно придать ей любой вкус, какой хочешь, но я всегда чувствовала некий странный привкус на языке, и всегда знала, что это. А сейчас этого нет.
Все уставились на неё, переваривая сказанное, а затем Дюкс внезапно рассмеялся, и остальные последовали его примеру. Лена нахмурилась, а её щёки покраснели.
– Над чем вы смеётесь? – требовательно спросила она.
– В этом нет никакой СУТИ, милая, – пояснил Симмонс. – Немного бельчатины, кусочек крольчатины, несколько речных раков, ну и, думаю, чуть–чуть нутрии тоже ещё осталось…
Лена уставилась в свою тарелку.
– Это что, животное мясо? – выдохнула она.
– Ну да, – ответил он.
– О боже, – она оттолкнула тарелку и, пошатываясь, направилась к борту лодки.
– Будь с ней, КП, – приказала Томас.
Амар уже встал. Он не думал, что в этот раз она притворяется, но с ней не стоило терять бдительность. Он не отводил от неё взгляда, пока она опустошала желудок в реку, опасаясь, что она может выпрыгнуть или вытолкнуть его.
– Да что с вами не так, люди? – воскликнула она, наконец выпрямившись.
– Здесь мы едим, что можем, – ответил Амар. – В поселениях нет СУТИ. Кроме того, кто вообще знает, что такое СУТЬ на самом деле? «Восстановленный протеин». Из чего восстановленный?
– Она безопасна, – сказала она. – И питательна. И её не нужно убивать.
– Она пустая, – ответил Амар. – Скучная. И именно её пришельцы заставляют нас есть. Этого мне достаточно, чтобы держаться от неё подальше.
Она вытерла рот рукавом:
– Почему? Ты действительно думаешь, что до их прихода всё было лучше? Везде были войны, голод и преступность!
– Они по-прежнему существуют, – ответил он.
– Но вы выбираете их! В городах нет преступлений, нет голода.
– Потому что вас содержат, – сказал он. – Как стадо коров. А зачем люди пасут коров?
– Уже не пасут, – возразила она.
– Именно, – кивнул Амар. – Коровам нашлась замена.
Она уставилась на воду, пот выступил у неё на лбу.
– Послушай, – вновь заговорил он. – Я не знаю, был ли мир лучше до их прихода. Но он был нашим. Наша судьба была в наших руках.
– В довольно ненадёжных руках, судя по тому, что я знаю, – проворчала она.
– Много из того, что ты знаешь – неправда, – сказал Амар.


Нужный человек не в том месте может перевернуть мир.


Вернуться в «Выпечка талантов»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя

www.radiobells.com #radiobells_script_hash